Я заболел

Скажете, фигня? А вот и нет: слёзы, чихи, насморк — всё так неприятно. Тупая простуда. Или какой-то идиотический износ. Сижу как тюлень. Совестью хочется совершить какой-нибудь подвиг, а тело просится в сон. Спать не буду пока, держусь, хочу попробовать вместо подвига хотя бы какую-нибудь кину посмотреть. Завтра суббота — у меня рабочий день наполовину. Сегодня рабочий день целиком. Выдохся, хотя ничего не сделал толком. В понедельник приедет начальник и станет журить меня за профнепригодность по случаю невыполненных, поставленных перед его отъездом в Москву, задач. Хорошо, что у меня иммунитет — при почти атрофированной совести раздутая, как печень алкоголика, лень.

А болезнь — это, конечно, фигня. Это способ пожалеть себя…

Слушаю пианину… Этот инструмент никогда не разочаровывал меня, если звуки его плавны и журчат ручейком.

Давно не записывал стихи на видео. Есть задумка, давно вынашиваю. Но как же мне не хватает своего личного оператора! Хочу читать стихи на ходу.

Вообще считаю, что стихи только на ходу нужно читать. Это наполняет любой мёртвый стих динамикой. Попробуйте читать себе под нос, идя куда-нибудь по улице. Это же полный кайф, это не сравнимо с холостым прочтением в зале, на сцене (если только не шагать из одного угла в другой). Стихам не столько требуется произношение, сколько движение. Монументальный чтец сковывает слушателя, наполняет его преждевременной скукой. Из всего есть исключения — существуют чтецы, которым под силу охватить зал, читая стихи, сидя при этом в кресле и забросив ногу на ногу. Большие и редкие мастера. Но чтобы уберечь себя от соблазна показаться мастером слога, нужно для начала вышагивать сцену. Хотя бы не частой беготнёй по ней, но пошагово, на акцентах. Покажи, что это место — главное в стихе, сделай шаг в сторону, полушаг, попытку сдвинуться. Зритель должен уловить твоё колебание. Ты как будто ненарочно, ты просто «не смог» устоять, захотелось бежать, действовать, уйти туда, жить там. Сделай хотя бы движение рукой, локтем пошевели, не стой же истуканом! Стихи должны быть движимы, они так много спали в ожидании тебя, произносящего их.

Поэтому когда-нибудь в лучшие годы у меня будет свой оператор, снимающий мои прочтения на ходу. Это будет ходьба по городу, по железной дороге, по лесу, по воде. Нужен хороший оператор, умеющий снимать просто, без говна, без всяких спецэффектов, лишь бы камера не сильно дрожала на ходу.

Есть задумка, давно вынашиваю — сниму летом один стих Маяковского, который давно хочу прочитать. Это будет статичный стих, я буду стоять на месте, но буду стоять на улице, на солнце, в траве, а сзади должно быть много поля, много ландшафта, далёкого, чистого. Голос — громкий, крепкий, семимильный, по-маяковски. И снимать буду себя-любимого с двух камер, чтобы компенсировать статику — стояние на одном месте. Нужны штативы. Пока ничего толком не решил по этому стиху, пока только эскизы в уме. Но должно получиться. Самое трудное для меня будет не скатиться в очередную халтуру лица. Лицо моё сильно недоношенное в плане выражения чувств, слишком переигрываю, пересаливаю, переморщиваюсь. Мерзоидные кривлянья, от которых пока не научился отделываться. А пока штудирую стих, учу, забываю, вспоминаю, снова учу и забываю. Из-за этого совсем забросил мысли о других стихах — тупое упрямство перфекциониста: чтобы всё по порядку. Не могу перескочить с одного на другое, не умею отвлечься. Есть подозрение, что из-за этого дурацкого стиха не буду записывать другие, пока не прочту его. А это аж до лета ждать, а потом ещё летом ждать погоды, настроения и чёрт знает что ещё!

Взволновался, даже болезнь забылась… Заболел я…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *