Шинель

А как же? Вы, может быть, думали, что, читая Гоголя, не прочту его «Шинель»? Фиг вам!

Дело было так.

Жил да был Акакий Акакиевич Башмачкин. Жил скромно, одиноко, служил чиновником, на службе переписывал бумажки слово в слово. В этом была его жизнь. Друзей не имел, на службе бывал высмеян за уединение ото всего, на колкости отвечал всегда фразой: «За что вы меня обижаете?»

Поскольку жил скромно, то в траты пускался осторожно, почти совсем не пускался в траты. Прохудилась его шинель. Пошел Акакий починить её. Портной сообщил, что чинить нельзя, но можно сшить новую шинель. Акакий расстроился, потому что это была для него существенная трата, на которую он вовсе не рассчитывал.

Деваться некуда, стал копить деньги на новую шинель. Голодал, экономил как мог. Накопил.

Сшил ему портной добрую шинель. Даже на работе отметили шинель и почти не смеялись над Акакием. Пригласили его на вечер по случаю. Акакий хотел было отказаться, да не смог, к тому же уж больно ему хотелось пощеголять в новой шинели.

Пришел Акакий на вечер. Выпил, время было позднее, его не хотели отпускать, но он таки улизнул. Прогуливаясь до дому, встретил хулиганов. Отобрали шинель.

Сильно расстроенный Акакий стал искать средств к поимке хулиганов и возврату шинели. Пришел к значительной персоне, но на Руси значительные персоны всегда очень значительны в своих глазах, поэтому значительное лицо при свидетеле (старом приятеле) ради фарса отругало крепко Акакия, чем повергло его в почти агонию. Акакий слёг и почти совсем скоро умер в страшном горе, страхе и нищите.

На этом бы закончилась сия трагедия, но по городу поползли слухи, что, дескать, стал по улицам бродить мертвец и снимать с прохожих шинели и прочую очень верхнюю одежду. В обществе была некоторая тревога. И даже значительное лицо, вспомнив про Акакия и узнав, что он умер, расстроилось и решило развеяться на знатном вечере. Резвеявшись, значительное лицо поехало было к любовнице, но по дороге к даме к значительному лицу прицепился страшный человек и наорал на него, что, мол, вот он ты, гад, мне и попался, вот твоя-то шинель мне и нужна! Бедное значительное лицо скинуло с себя свою шинель и умчалось к жене под крылышко.

А привидение-мертвеца с тех пор в городе не видели.

Как всегда, Гоголь лаконичен, но ёмок и колоритен. Советую.

На очереди — «Ревизор».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *