Стивен Хокинг. Моя краткая история

Прочитал «Мою краткую историю» Стивена Хокинга. Оказывается, читать он научился только в 8 лет и хоть учился в классе для способных детей, но по рейтингу успеваемости был только в середине списка. А в Оксфорде учился тогда так, как было модно в то время, то есть небрежно. Типа знания должны постигаться с легкостью, а прилагать усилия ради этого считалось стрёмным. Когда заболел БАСом, осознал глупость такого поведения и вообще заценил жизнь по полной, как всякий человек, оказавшийся у края. Но не как всякий человек в таком положении, духом не пал, а прожил офигенскую жизнь. Заболел, кстати, в результате падения с лестницы. После полного паралича с помощью специального компьютера научился произносить около 3 слов в минуту, что позволило ему написать 7 книг и кучу научных статей. По семейной части, в общем, тоже всё удалось: дважды женат и трое детей.

Вторая половина книги оказалась сложной для моего понимания. Там были фразы вроде: «существует дуальность между инфлирующими вселенными и пространствами, имеющими отрицательную кривизну». Короче, не понял чуть более, чем совсем.

В общем, жизнь у Стивена насыщенная настолько, что не каждому полнофункциональному по силам: получил кучу премий, побывал у куче стран и даже полетал в невесомости, участвует во всяких научных экспериментах. Быть умным — здорово.

Лев Успенский. Записки старого петербуржца

Прочитал «Записки старого петербуржца» Льва Успенского. Мужик всю жизнь прожил в Питере. Родился в начале 20 века и своими глазами видел все происходящие с Питером изменения: от свержения царя до постройки высокоэтажных микрорайонов, от фитильных фонарей по дорогам с лихими кучерами до широких проспектов с быстрыми автомобилями. Наблюдал за первыми попытками человека покорить небо и стал свидетелем его полета в космос. Любил, воевал, переживал за город. Короче, нормалёк. Не зря пожил. И нам рассказал, как было дело.

Джош Вайцкин. Искусство учиться

Купился на оригинальную тему: талантливый шахматист, неоднократный чемпион, вдруг оставляет шахматы и уходит в боевые искусства, где также добивается отличных результатов. Стало интересно, как это у чувака произошёл такой раскол в сознании.

По ходу чтения оказалось, что это всё-таки не столько мемуары, сколько мотивационный жанр, к которому отношусь скептически. Из-за этого неприемлемое отношение на протяжении всей книги.

Автор, конечно, крут. Описывает, как познакомился с шахматами, как тренировался. Подробно рассматривает себя со стороны, какие трудности возникали на пути к вершине Олимпа, как боролся с этими трудностями. Как переключился на боевые искусства и какие трудности были там. В чем была разница и сходство между боями и шахматами. Всё это хорошо, однако с каждой главой усиливалась психологическая установка, обсасывались приемы, методы саморегуляции.

Наверное, потому книга так и называется — «Искусство учиться». Просто не понял сразу. Ожидал историю жизни с шутками-прибаутками, а мне со страниц говорят: «Эй, чувак, давай, бери пример с меня, учись, как надо жить, добиваться целей; развивайся, становись успешнее».

Да пошли вы нафиг! Хочу разлагаться и плыть по течению. Книга не понравилась.

Валентина Толкунова

Прочитал мемуары одной из моих любимейших певиц — Валентины Толкуновой. Что примечательно — воспоминания начинаются словами:

«Все начинается с любви. Жизнь соткана из чувств…»

А заканчиваются так:

«…Когда любишь людей — они любят тебя в ответ. Всё рождается и проистекает из любви, абсолютно всё.»

Может быть, это такой стилистический ход, но, как мне кажется, за этими словами и есть сама Валентина Васильевна. Эта любовь чувствовалась в каждой ее песне. За это всегда и тянулся к ней. Она дарила мне частичку себя в каждой своей песне и хотелось быть благодарным ей тем же.

Жизнь у нее была не самая безоблачная. Отдавая себя слушателям, Валентина прошла свой личный путь преимущественно в одиночестве, хоть и была по духу семейным человеком. Да, мама, да, сын и даже два мужа. Но, вслед за первым, быстро разошлись пути и со вторым — ему командировка на другую сторону Земли, а она не решилась оставить свою страну. С сыном всё вполне традиционно, но не без проблемы «отцов и детей». Безграничная любовь к брату, тоже певцу и мастеру по дереву.

Валентина была читающей, много и избирательно читающей и, как следствие, хороший слог, который с легкостью читается со страниц её воспоминаний.

Рассуждает об упадке современной культуры, о положении современной женщины, о городской среде и близости к природе, о счастье, о духовной жизни. Один из ее принципов — делать одно доброе дело в день.

В общем, обо всём главном в жизни и обо всём честно и просто. Просто, как всё самое главное в жизни.

Любимой певицей и добрейшей женщиной для меня была, такой и останется.

Пьер Абеляр. История моих бедствий

Нифига не понял. Родился и рос умный мальчик, жадный до знаний. Настолько умный, что превзошёл своего учителя, который впоследствии стал ему врагом. И многих ещё превосходил потом Пьер, умножая тем самым врагов своих, потому что завидовали.

Однажды Пьер полюбил девушку Элоизу, из-за чего ее родственники потом повредили ему всё необходимое для любви. Девушка сразу же ушла в монастырь, Пьер тоже заскитался.
Потом Пьер жил, страдал, учил, страдал, умер, перестал страдать. Насчет его трудов заикаться не стану, потому что там намешана религия какая-то, какая-то философия, а это всё недоступная пища для моего доступного ума.

Электричество в жизни рыб

Прочитал книгу А. Лаздина и В. Протасова «Электричество в жизни рыб». Ничего не понял. Прежде всего не понял: зачем читал. Из того, что понял: у рыб в теле есть электричество и они этим пользуются. И люди этим пользуются. Об этом книга. Только научным языком. Много слов про силу тока, напряжение, вольты, ватты. Схемы, катоды, аноды, скаты, сомы, звездочёты. Спасибо.

Святослав

Читаю ЖЗЛы про полководцев древней Руси. Первый в списке — Святослав, который сын Игоря и Ольги. Прикольный чувак. Был прост в быту, ходил в простых, как у всех, одеждах, спал где попало, будучи в полях со своим войском. На кораблях работал вёслами вместе со всеми наравне.

Проявил себя как талантливый полководец. Совсем молодым подчинил себе вятичей, потом разбил хазаров, потом на греков пошёл, которых все боялись. Накостылял им нехило. Проявил себя как сознательный нарушитель всех классических стратегий ведения битв, чем дюже напугал византийских воителей, которые привыкли воевать по учебнику. Греки, в страхе от сумасшедших побоев, предложили унизительный для себя мир. Святослав его принял.

Греки тут же наскребли по сусекам воинов и тут же нарушили договор и напали на ещё не успевшего отъехать восвояси Святослава. Однако ожидаемого разгрома не получилось — руссы снова стали делать хитрожопные выверты, проявляя образцы хитрости и беспримерной храбрости. Находясь в осадном положении, руссы делали ночные вылазки, воровали провизию, причиняли вред грекам. Днем же смело кратковременно выбегали на поле сечи и рубились так, что греки офигевали. Потом быстренько убегали обратно в домик.

А поскольку греческий император, бросив все силы на борьбу с руссами, оставил свои земли практически без защиты, то внутри его земель начались междоусобицы, которые превратились в реальную угрозу потери страны в целом. Времени на тяжбу с руссами не осталось совсем. Тогда греки тайно засылают к сумасшедшим руссам посла, который предлагает руссам предложить грекам мир, на который греки тут же согласятся. Почему мир должны предложить руссы? Потому что греков туева хуча и им западло, что они никак не могут одолеть жалкую кучку окопавшихся руссов. А поскольку и сами руссы изрядно поизносились в этой тяжбе, то они соглашаются.

Руссы предлагают мир, греки соглашаются. Но тайно посылают к печенегам своих людей с подарками, чтобы те отмудохали руссов, когда они будут возвращаться домой. Ослабленные руссы на обратном пути попадают в жопу, в которой Святослав погибает. Из его черепа печенеги делают кубок и постоянно пьют с него, полагая, что получают с этим мудрость и храбрость великого князя. Потом уже внук Святослава по имени Ярослав Мудрый основательно накостыляет печенегам, но череп так и не найдут.

Слава великому полководцу Святославу! Нехило всем накостылял! Слава!

Панчо Вилья

Прочитал ЖЗЛ про Панчо Вилью. Был такой мексиканский Робин Гуд в начале 20 века, брутальный Ленин для всех угнетённых и обездоленных. Боролся с капиталистическими кровососами сначала разбойным методом набега на мелкие города, потом, собрав тысячи единомышленников, набрал авторитета и стал символом революции, помогая более грамотным проходимцам занимать посты президентов Мексики. Люди бедные его любили, богатые не любили, за что и был однажды убит. Капиталисты проклятые победили.

Сегодня ему поставили памятник. А ещё его образ примеряли на себя в кино некоторые актёры, в числе которых Антонио Бандерас и Джони Депп.

Вива, Вилья! Сегодня по первому запросу в поисковиках ты — ресторан.

Юрий Лисянский

Прочитал ЖЗЛ про Юрия Лисянского. Оказывается, был такой русский мореплаватель, который первым из наших сделал на корабле кругосветное плаванье. Правда, вояж этот проходил под руководством Ивана Крузенштерна, которому потом вся слава и почёт, но сам по себе Лисянский оказался куда более интересным человеком, чем назначенный шеф.

Крузенштерн вообще оказался слегка говнистым человеком, чуток высокомерным и безалаберным с окружающими. Во время путешествия кругом света на его шлюпе «Надежда» частыми гостьями были дрязги, ссоры, пьянки. В то же время шлюп Лисянского «Нева» отличался дисциплиной, стойкостью и единством духа всех обитателей корабля.

За время путешествия Лисянский сделал кучу открытий, отметил в своих дневниках множество наблюдений, попадал в страшные переделки, из которых всегда выходил молодцом. И кстати, закончил путешествие вперед Крузенштерна, который постоянно где-то терялся и плутал.

Возвеличивание же Крузенштерна объяснялось тем же, чем и сегодня многое: любовью ко всему нерусскому, обожанием всего европейского, растаптыванием своего, якобы грязного и никчёмного. Такие были и остаются времена — Европа впереди, а ты сиди и помалкивай, ничё потому что не понимаешь.

А Лисянский был не гордый. Записки Крузенштерна после вояжа опубликовали влёт, Лисянскому же после нескольких отказов пришлось публиковаться за собственный счет. Крузенштерну дали адмирала, Лисянский так и остался капитаном, пусть и 1-го ранга. И всё воспринимал как должное.

Хорошо, что кроме русских на земле есть и другие народы. Например, король Швеции еще при жизни Лисянского наградил его орденом Меча за заслуги в мореплавании. Затем еще восемь раз в честь Лисянского назывались разные географические открытия, шесть из них приходятся на американцев, которых вы так сильно ненавидите. Да и сам Лисянский родился в Нежине — ещё один повод поссориться сегодня.

Хороший был человек. Рано ушёл в отставку (в 36 лет), многое успел бы сделать при благоприятном раскладе. Рано ушёл из жизни.

Память о нем, живи долго.