Карл Маркс и Алан Уильямс

Маркс издаёт первый том «Капитала». Снова влезает в долги. Энгельс уговаривает его жить на 350 фунтов в год, которые он сможет ему высылать. Под псевдонимом Алан Уильямс Маркс едет во Францию, куда ему въезд запрещен, чтобы перевести «Капитал» на французский. Идёт нарастание борьбы Маркса с Бакуниным. Последний, как жук, пытается войти в доверие к Марксу, но безуспешно. Переводчик «Капитала» оказывается последователем Бакунина и Маркс отказывается от перевода книги. Хотя первый том «Капитала» прошел незамеченным, Маркс задумывает писать второй том «Капитала».

Маркс. Гори он в аду

Всё еще пытаюсь осилить эту книгу. Маркс или живёт, или почти не живёт из-за нищеты, или пишет, или не пишет из-за фурункулёза. Или председательствует, или не председательствует. Не буду описывать, потому что сейчас там развивается тема его главного труда — книги «Капитал». А я же совсем ничего не понимаю в умных терминах, я только про трудную жизнь могу читать, а про экономику — не моё. Утомил Маркс, утомила моя лень.

Маркс оборзел

Не, до того дядя дошел в свой тридцать один год, что у меня слов нет. Он-то, конечно, мудр бесконечно, ибо мавр, но заниматься таким говном, каким занимался он, — это трогательно. В том смысле, что он там агитировал, бегал повсюду, писал писульки, играл в революцию, был за то изгнан и проклял почти всеми правительствами мира, поселился в Лондоне и продолжил там политиканстовать. А денег-то нету нихрена! У него уже четверо детей! Их всюду гонят, потому что за квартиру платить нечем. Они живут вшестером + верная служанка в однокомнатной лачуге. Если бы не его жена Женни, если бы не верный Энгельс, то писец был бы Марксу. Не узнал бы мир, какого великого гения он потерял.

А Энгельс-то, Энгельс! Говорит: «Маркс дюже мудр! Пойду, — говорит, — на работу устроюсь и все деньги буду Марксу давать. Потому что он мудр, а я никто!» И это говорит Энгельс, который знает 24 иностранных языка, в то время как Маркс и английского-то толком не знает, живя в Лондоне. Капец!

Короче, Энгельс работает на своих богатых родственников, высылает Марксу деньги. Ну а Маркс пишет и говорит, говорит и пишет. Остановиться он не умеет, а заниматься другим тоже не умеет. Все грезит всемирным капитализмом, а затем его переустройством в коммунизм. Диктатура его прижимает, но Маркс не сдается. Хорошо ещё, что жена у него такая терпеливая. Моя бы меня уже сгноила в канализационном люке и была бы права.

Карл Маркс + ещё один день

В Лондоне Маркс с Энгельсом тусуются в кругу единомышленников, каждый вечер обильно напиваясь и мечтая собрать вокруг себя всех революционеров, рабочих и интеллигентов со всего мира.

Возвратились они в Брюссель как раз под рождение второй дочки Карла — Лауры. С рождением второго ребёнка Марксам пришлось ещё более озаботиться своим материальным положением. Энгельс помогал, конечно, но всё время требовал подробнейшего отчёта о расходах.

В начале 1846 года Маркс пишет очерк о самоубийстве. Не потому что жизнь — говно, а просто так.

С сентября 45-го по август 46 года друзья накатали ещё одну работу против Фейербаха и Штирнера и назвали её «Немецкая идеология». В этой работе ребята уже касаются капитализма и коммунизма. Например, про капитализм они пишут, что это обязательное условие коммунизма. Что, мол, ребята, если вы хотите коммунизм, то он родится только из капитализма, иначе никак.

Коммунизм — это не идеальное общество с какими-то определёнными очертаниями, а постоянное движение индивидуума к свободе. При коммунизме будут не живописцы, а те, которые среди прочего увлекаются живописью. Каждый сможет пользоваться продукцией со всего мира во всех областях.

Коммунизм может быть только всемирным, поэтому и капитализм должен быть всемирным, как необходимое условие, предваряющее коммунизм в жизнь. И когда все будут сидеть по самые уши в коммунизме, тогда-то можно будет говорить о постоянном движении человека к свободе.

Эту самую «Немецкую идеологию» так и не опубликуют за неимением издателя. Но друзей это не особо огорчило.

Друзья захотели большего — окунуться в центр политической борьбы. Насмотревшись на товарищей из Лондона, ребята задумали замутить группу, которая со временем должна стать центром во всех политических пертурбациях Европы.

В марте 1846 года Маркс выступал перед брюссельскими журналистами-коммунистами, где высказал убеждение о том, что до наступления коммунизма общество должно пройти этап буржуазии. Шумное было собрание, все кричали и махали руками. И Маркс вместе со всеми.

Работая над «Немецкой идеологией», весной 46 года ребятам таки удалось сколотить группу единомышленников по образу того, как было организованно в Лондоне. Назвались они Коммунистическим корреспондентским комитетом. Но Карл на первом же собрании предложил всем отринуть идею «истинного социализма», то есть всеобщего блага для всех людей, чем вызвал бурю недовольства среди членов этого комитета, и что стало причиной последующего выбывания его членов из самого себя.

Маркс будет делать попытки вовлечь людей в свой комитет заместо выбывших и однажды встретится с Вильгельмом Вольфом, выросшем из нищеты и насмешек помещичьих сынков, который впоследствии станет самым верным его помощником. Маркс даже посвятит ему свой «Капитал».

В январе 47 года в Лондоне заметили бурлящий бельгийский комитет и предложили ему примкнуть к ним. Маркс с Энгельсом соглашаются, надеясь впоследствии захватить власть внутри всего союза. Одновременно с этим Маркс начал писать для немецкой газеты, издаваемой в Брюсселе, за что тут же попал под надзор полиции, поскольку ранее обещал им не заниматься политикой, живя в Бельгии.

А вообще в тот год было плохо с продуктами, картофель не уродился в меру, цены на продукты подскочили и более полумиллиона людей умерли с голоду. По континенту пошли беспорядки. Под шумок Маркс предлагает лондонскому союзу выползти из тени заговорщиков и организовать вполне официальный Союз коммунистов. Тут же сменили бывший лозунг «Все люди — братья» на «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» Энгельсу поручили составить «символ веры» для новой организации.

В том же году у Маркса рождается сын, чему Маркс несказанно рад, потому что помнит, какие отношения были у него с его отцом. И теперь Маркс мечтает о таких же отношениях со своим сыном.

В октябре Маркс пишет статью, в которой еще раз упоминает про возможность коммунизма только после капитализма. Если, мол, коммунизм свергнет монархию, то он все равно будет являться лишь поводом для будущей буржуазии, поэтому коммунизм возможен только после буржуазного строя. Маркс решительно против коммунизма там, где еще нет нормального капиталистического общества. Именно поэтому Маркс так и не поверит в коммунизм Советской России.

На очередной сходке Союза коммунистов было решено «символ веры», который должен был придумать Энгельс, заменить «коммунистическим манифестом», который теперь должен написать Маркс.

В декабре снова сходка. Теперь союз устанавливает свою цель — «свержение буржуазного строя, господство пролетариата, установление нового общества, бесклассового и без частной собственности».

А Маркс тем временем сидит в Брюсселе и вместо того, чтобы сочинить манифест, который от него ждут в Лондоне, пишет пару речей, который станут поворотными в его мировоззрении.

Одна речь — про свободную торговлю, которая по мнению Маркса должна привести когда-то к полному антагонизму между буржуазией и пролетариатом, а значит, приблизит социальную революцию. Вторая речь — об эксплуатации. В этой речи Карл вырисовывает труд как товар, который наёмный рабочий продаёт капиталисту, чтобы выжить.

В январе 1848 года Союз коммунистов теряет терпение и взывает к Марксу с требованием написать манифест до его печати в феврале. Карл поднатужился и за одну неделю написал «Манифест Коммунистической партии». На тот момент Карлу еще нет и тридцати лет.

«Манифест» начинался с призыва: «Призрак бродит по Европе — призрак коммунизма…»

Кстати, в «Манифесте» довольно усиленно воспевается буржуазный строй, который сломал национальные границы, всколыхнул производственный потенциал человека, создал обширные метрополии и уничтожил феодализм. «Буржуазия, — пишет Маркс, — усовершенствованием всех орудий производства, облегчением средств сообщения вовлекает в цивилизацию даже варварские нации».

Однако одновременно с этим Маркс упрекает капитализм за эксплуатацию рабочего. Рабочий живёт лишь только для того, чтобы увеличивать капитал, и живёт лишь потому, что таков интерес господствующего класса. Некогда маленький патриархальный мастер становится сегодня крупным фабрикантом, вовлекая в свою структуру кучу наёмных людей и обращаясь с ними как со скотом. Всеобщая деспотия ожесточает, порождает ненависть и провозглашает наживу. И только пролетариат сможет воспрепятствовать буржуазному классу, поскольку средние сословия борются лишь за своё существование, а значит, средники — не революционны. Средникам одна дорога — защищать не свои настоящие интересы, а свои будущие интересы, то есть стать пролетариатом.

Цель пролетариата — свергнуть буржуазию. Но не для того, чтобы прийти во власть и навязать свои формы собственности и эксплуатации, а чтобы покончить со всеми классами, собственностью и эксплуатацией.

При коммунизме блага, необходимые для удовлетворения элементарных жизненных потребностей, будут раздаваться бесплатно и производиться тоже. Капитал станет коллективной собственностью и перестанет порождать классовый антагонизм. Появится бесклассовое общество, в котором все равны.

Ну а политическая власть — это насилие одного класса над другим, поэтому пролетариат, выстраивая коммунизм, силой упраздняет старые производственные отношения, в структуре которых существовала и классовая противоположность, а значит, что теперь уничтожает и своё собственное господство как класса.

Фу, блин, настрочил!

Карл Маркс — день следующий

Было прочитано еще несколько страниц, про которые уже не помню. А сейчас прочитал очередные десять — про них и сказ.

Маркс наконец-то тесно знакомится с Энгельсом, с которым до этого имел короткую встречу, не особо примечательную. А теперь вдруг они чуть ли не влюбляются друг в друга. А Энгельс реально крут — знает 24 языка! Говорят, будто персидский он выучил всего за три недели! Блин, ну какие же люди умные иногда встречаются!

Потусовались они вдвоём несколько дней и пришло время расставаться — Энгельсу надо было уезжать. Договорились, что будут теперь работать вместе, хоть и удалённо друг от друга географически, и работать решили в первую очередь в сторону критики современных немецких философов. И в октябре 1844 года делают первые наброски для своей совместной будущей книги под названием «Критика критической критики», которая выйдет в свет совсем под другим названием — «Святое семейство» (такое название — по стороннему совету ради привлечения потенциального читателя). Но книга не вызвала резонанса — никому не интересна полемика никому не известных немцев.

Маркс не может остановиться и поэтому уже берётся за новую книгу, за которую получает задаток, но книгу так и не предоставит ко сроку. Более того, он ее вообще никогда не закончит, так, разметает главами по другим своим трудам, в том числе и в «Капитал» чего-то сунет от неё. Короче, перед издателем завис на бабло, и так ему и не вернул ничего.

А время тогда было не особо спокойное — много ругались по политическим мотивам в прессе. И одну такую прессу решили разогнать, то есть всех сотрудников газеты, в которой работал Маркс, решили выслать из страны. Но путём каких-то пертурбаций решили окончательно, что сотрудники все остаются, а высылается только Маркс, потому что ретивый шибко. И Маркс поехал вон — в Бельгию, в Брюссель.

Энгельс присылает Марксу денег на переезд — это первые его материальный вклад в жизнь друга. Маркс переезжает в Брюссель под условием правительства, что никакой политикой там заниматься не будет. Маркс соглашается, мечтая зарабатывать на жизнь простым писательским трудом. Вместе с четой Марксов едет и Хелен Демут — их служанка. Верная им тётка, несколько моложе их возрастом, проживёт с ними всю жизнь. Марксы любили её, а сам Карл бывало даже проигрывал ей в шахматы.

Тем временем, Энгельс в марте 1845 года публикует свой первый личный труд — «Положение рабочего класса в Англии». А уже в апреле бросает своих родственников, выбивает себе небольшую ренту и перебирается в Брюссель, к Марксу, где они размещаются по близкому соседству друг от друга. Тут-то Женни (жена Маркса) впервые лично знакомится с Энгельсом, к которому будет слегка ревновать Маркса и которого будет недолюбливать и опасаться за его холостую жизнь с непостоянными женщинами.

А тут ещё Фейербах накатал какой-то свежий труд, на который набросились два наших друга, чтобы отчихвостить его, и в порыве этого святого помысла изваяли для себя основной тезис — «Философы лишь объясняют мир, а дело заключается в том, чтобы его изменить».

В июле 1845 года друзья срываются ненадолго в Англию, как раз перед тем, как собралась рожать Женни, оставили её одну.

Карл Маркс, пилотный выпуск

Добрый день, миряне!

Начинаем серию биографических зарисовок о великом из великих, о большом человеке, имя которому Карл Маркс.

На сегодняшний день прочитано около 50 страниц его жизни, из которых стало очевидным, что Маркс — это ошибка паспортистки. На самом деле там должно быть Марк. Мальчиком он был интересным, хорошо владел речью. Настолько хорошо, что его сестры готовы были даже катать его на себе, как лошадки, лишь бы он за это рассказал пару интересных баек. Короче, с младенчества Карл умел обаять окружающих своим умом.

В студенчестве Карл был не простого характера человек. Он довольно часто дрался, много выпивал, во всех компашках быстро становился лидером, тратил папины деньги и вёл какой-то неподобающий будущему адвокату образ жизни. Но при этом страстно увлекался философией. Читал ужасно много! Вся его квартира была завалена книгами в хлам, причём сам он считал, что беспорядка никакого в этом нет, и при случае легко отыскивал в этом сумашествии книг, разбросанных всюду, нужную, чтобы показать в ней на место, про которое от только что говорил.

Короче, Карл потерял всякий интерес к адвокатскому будущему и решил стать профессором философии. Уговорил на то своего папу и, получив благословение, пустился в большую жизнь. Было мальчику на тот момент почти 20 лет. Капец!